Изданные провинциальным издательством в Америке на английском языке мемуары первого главы МИД современной России Андрея Козырева «Жар-птица: расплывчатая судьба российской демократии» я купил исключительно из чувства профессионального долга. Казалось, что давно переехавший во Флориду и выступающий с резкими антироссийскими заявлениями отставной ельцинский министр в принципе не способен создать что-либо по-настоящему интересное и оригинальное. Как я ошибался!

Первые страницы книги были действительно заполнены скучными идеологическими штампами. Но чем дальше я погружался в чтение мемуаров Козырева, тем сильнее крепло убеждение: оценивая литературные таланты Андрея Владимировича, я был очень несправедлив.

Занимавшему в 1990-1996 пост руководителя внешнеполитического ведомства РСФСР/ РФ Андрею Козыреву удалось написать блестящий документальный политический триллер, наполненный сенсационными подробностями о нравах ельцинского президентского двора.

Как вам, например, такая история. Конец 1995 года. Занимающий одновременно посты министра иностранных дел РФ и депутата Государственной Думы от одномандатного округа в Мурманской области ( в тот момент такое совмещение было разрешено) Андрей Козырев в преддверии новых выборов в парламент наносит агитационный визит в свой избирательный округ.

Министра сопровождает губернатор региона Евгений Комаров, который в какой-то момент просит Козырева выйти из машины для конфиденциального разговора. Шеф МИДа понимает, что губернатор опасается прослушки, но считает, что такие страхи являются совершенно необоснованными и даже смешными. Козырев требует, чтобы Комаров перестал играть в шпионские игры и сказал то, что он хочет, прямо в машине.

Мурманский губернатор вынужденно соглашается и предлагает министру иностранных дел выставить свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах: «Я говорил с несколькими моими коллегами-губернаторами на нашем собрании несколько дней тому назад. Их предварительная реакция была воодушевляющей. Они могли бы увидеть в вас своего кандидата!»

Как настоящий политик, Андрей Козырев дает уклончивый и ни к чему не обязывающий ответ и очень скоро улетает в Москву. Приземлившись в столице, министр не уезжает домой или на работу, а вместо этого ждет в аэропорту приземления самолета Бориса Ельцина, который тоже возвращается из поездки в некий российский регион.

Президентский лайнер приземляется, толпа царедворцев сопровождает Ельцина в зал аэропорта, где уже как всегда накрыта скатерть-самобранка. Ельцин «быстро опрокинул несколько стаканов коньяка и пришел в хвастливое настроение. Участники встречи пытались его развеселить и разрядить атмосферу, рассказывая шутки и веселые истории.

Внезапно Ельцин перестал смеяться и направил на меня свой стальной взгляд. «Почему бы нам не выпить за нового президента России, Андрей Владимирович?!» - сказал он напряженным голосом, который немедленно заставил превратиться шумную пьяную вечеринку в зону мертвого молчания.

«У нас есть президент - сказал я, застанный врасплох. - И я предлагаю поднять бокалы за то, чтобы он им остался». Все встали, готовые выпить.

«Нет!» - взревел Ельцин как медведь. «Я имею в виду нового президента — того, который будет избран в следующем году!» Я быстро ответил: «Это то, что я имею в виду. У есть президент, а в новом нет необходимости...» «А у меня другая информация» - в комнате снова установилось мертвое молчание. «Новым президентом будет Козырев»- сказал он со значением. Никто не двинулся с места, видя, что он не шутит. В течении секунды я тоже был в состоянии паралича».

Прошла еще неделя. Козырев снова прилетел агитировать в свой избирательный округ: «На улице в Мурманске меня взял под руку человек, чье лицо было закрыто шарфом: «Я вас уважаю, господин Козырев. Вы заслуживаете знать правду. Это копия донесения, которое Ельцин получил от агента спецслужб 6 октября».

Он вручил мне лист бумаги, едва дождался того, чтобы я его прочитал и быстро выдернул его обратно. «Знакомый текст, не правда ли?» - с этими словами он исчез. Текст действительно оказался знакомым. Это была распечатка двух разговоров, которые состоялись у меня с Комаровым в машине».

С аналогичной откровенностью Андрей Козырев описывает и свои диалоги с западными политиками. С точки зрения первого министра иностранных дел РФ, в период президентства Буша-старшего отношения между Москвой и Вашингтоном напоминали рай на земле. Но в конце 1992 года Буш проиграл выборы Биллу Клинтону. И на голову бедного Андрея Владимировича словно тонна кирпичей обрушилось осознание: рай кончился, вместо него началось чистилище, пугающая реальность.

Во время первой встречи с новым государственным секретарем США Уорреном Кристофером в феврале 1993 года Козырев изложил ему свое окрашенное в позитивные тона видение российско-американских отношений. Но вот какой оказалась реакция его собеседника.

Политолог объяснил последствия заявления Болгарии о причастности россиян к взрывам

«Кристофер вежливо слушал и кивал в нужные моменты. Но я чувствовал, что он либо не улавливал суть того, о чем я говорил, либо ему было наплевать. Казалось, его интересует только сам факт дружелюбной встречи и обсуждение некоторых сиюминутных логистических моментов — в основном подготовка первого саммита Клинтона и Ельцина…

Такая приглушенная реакция начала формировать в моем мозгу совершенно иную и ужасающую реальность. В отличие от Бейкера и Буша, новая команда в Вашингтоне, похоже, не обладала пониманием рыночных реформ, которые проходили в России. Для них мы были не реформаторами, вовлеченными в тяжелый труд превращения империи зла в демократическую державу и потенциального партнера Запада, а всего лишь чужаками, с которыми надо торговаться в борьбе за достижение неотложных интересов администрации Клинтона…

Все, что я сказал Кристоферу о трудностях этой судьбоносной трансформации, превратилось в его глазах в дипломатический трюк, нацеленный на получение дополнительных очков для торга».

Каким количеством «очков для торга» администрация Клинтона была готова пожертвовать ради помощи России, стало ясно в ходе встречи лидеров РФ и США, приготовления к которой обсуждали Козырев и Кристофер. Клинтон в своей манере начал обещать Ельцину златые горы. Но бывшие первые секретари обкомов тоже не лыком шиты: «Ельцин прервал Клинтона в середине его потока обещаний» и поинтересовался, что из этих златых гор можно получить прямо сейчас.

«Клинтон посовещался с помощниками и величественно предложил сумму в шесть миллионов долларов. Голос вернулся к Ельцину только после того, как он сделал долгий вздох: «Это гроши, Билл!»

Из этого эпизода видно, что первый президент России по меньшей мере обладал способностью задавать правильные вопросы в нужный момент времени. Но, к несчастью, иногда это способность ему изменяла.

Подытожить все это можно следующей цитатой из мемуаров Андрея Козырева: «Несмотря на заверения в сотрудничестве, раздаваемые на саммитах, в каждодневной практике мы имели дело с конкуренцией и слегка завуалированной враждебностью со стороны Вашингтона».

Возникает вопрос: почему же тогда Козырев считался и по-прежнему считается прозападным политиком? Потому, что, как следует из воспоминаний первого ельцинского министра иностранных дел, Козыревых на самом деле два. Один Козырев четко видит, что Запад использует грязные трюки и обманывает Россию чуть ли не каждый день. Но как только этот первый Козырев вдоволь повозмущается, на смену ему приходит второй — политик, который бросается доказывать Ельцину и всем остальным, что произошедшее — чистое недоразумение, а на самом деле в НАТО хотят как лучше. Вот, например, как Андрей Козырев охарактеризовал журналистам ту циничную подставу, которую Кристофер устроил ему в Брюсселе: «Ухаб на пути к сотрудничеству с НАТО».

Как объяснить подобное раздвоение Козырева? Прочитав его воспоминания от корки до корки, я так этого до конца и не понял. Возможно, дело в поразительной склонности первого министра иностранных дел РФ к самовнушению.

Андрей Козырев настолько убедил самого себя в необходимости «прозападной внешней политики» (это его термин, не мой), что его мозг отторгал все доказательства того, что такая внешняя политика вредит российских интересам.

Безумно жаль, что Козырев пока так и не опубликовал свои заполненные важными историческими деталями мемуары на русском языке. Может вы все-таки осчастливите свою историческую родину, Андрей Владимирович? Согласия с вашими политическими взглядами не обещаю. Но популярность вашей книге точно гарантирую!

По материалам МК

18:07 18.06.2021·Политика· Константин Беловожский
ПОПУЛЯРНОЕ
Интересное в интернете
Интересное в интернете
Популярное
Популярное в разделе
КАРТИНА ДНЯ
ВАЛЮТА